koleshkliko


Конспект легенд "Штрихи к лику Континенталя"

Духомистика, повести.


Previous Entry Поделиться Next Entry
Ять: печати Сдерживания. Глава 55.
koleshkliko
  Глава 55.
  Суббота. Часть 5.
  Бал.
  
  Зелан в некотором нетерпении переминался с ноги на ногу, когда увидел идущую к нему группу. Сначала он ничего не понял: что за компания клоунов, и еле сдержал улыбку. Чем ближе они подходили, тем труднее давалось серьезное выражение лица.
  В результате, используя последнюю минуту до того, как к нему подойдут, он беспомощно прикрыл лицо, надавив на виски, и громко хрюкнул в ладонь.
  - Кажется, мы не по моде одеты. – Протянула Елизавета, чувствуя состояние короля, готового разразиться хохотом прямо им в лицо. – Тут дамы, оказывается, носят вечерние платья как у нас.
  Он мог поклясться, что держался до последнего, но в решающий момент… складываясь пополам, он успел показать в сторону дворца, где веселились гости.
  - Так, ребята, отбой! – Скомандовала Марфа. – Можно расчехлять костюмы Золушек, а то решат, что мы в таком виде войну и выиграли. – И, никого не стесняясь, «переоделась» в боевой костюм прямо при Зелане.
  - Просим прощения, Ваше Величество. – Извинилась за всех Яна.
  Зелан ответил сдавленным «ыхыхы» и снова задавился смехом.
  Подошли слуги и вызвались в гиды на ознакомительной экскурсии. Они-то и увели основную массу народа. Стекло задержала готовых напиться скриппитов еще не минуту.
  - Ваше Величество. – Обратилась она, дожидаясь от Зелана вменяемости.
  Он поднял ладонь в знак терпения и, чуть помедлив, встал и выпрямился, красный, как рак.
  - Что угодно дамам? – Улыбка никак не хотела повиноваться, снова расползаясь к ушам.
  - Как бы не порвался. – Шепнула Марфа, отчего сложились от хохота все пятеро.
  - Ваше Величество, где расположился оркестр? – Вставила все-таки свой вопрос Светка.
  - Слуги вас проводят. – Подозвал он одного.
  - Ты же не хочешь играть ЭТО – здесь? – Удивилась Яна.
  - Мы ни разу не репитировали перед шоу. Надо хотя бы классику прогнать. – Ответила Светка, пристраиваясь за слугой.
  - Да, тоже верно. – Согласилась Лизка. – Любезнейший, - позвала она слугу, - нельзя ли распорядиться о напитках?
  - Покрепче. – Добавила Яна и удовлетворенно посмотрела по сторонам. У нее только-только перестяло рябить перед глазами и картинка перестала стремиться выскочить за зрительное поле.
  - Что предпочитают дамы?
  - Водку. – Хором ответили ему.
  Не будь духа Дома в этом месте, ничего бы не вышло, однако… Тут же появился графин запотевшего стекла и стопки. Слуга принял его на руки из воздуха и разлил содержимое.
  - Похоже на ключевую воду. – Сообразила Марфа, когда первый накат в голову прошел.
  - Так и есть. – Ответила Лиза. – Однако ж шибает.
  - Мне бы домик у такого родника «водочного». – Мечтательно потянулась всем телом Марфа. – Ладно, где тренькать будем?
  Им открыли двери, но встречающее «intro» так и не прозвучало. Некоторые иноземные звуки воспроизвести затруднились. Их с лихвой заменили авации. Рестерянная Вирджи приветствовала их, чуть закусив губу: хватило ей Ожели, взявшей все в свои руки и всеми действиями подчеркивающей, что она, Вирджиния, ничерта не смыслит в придворных делах.
  - Кажется, они затруднились исполнить хардкор на балалайках. – Довольно добродушно улыбнулась Яна, пожимая протянутую руку незнакомого посла.
  - К станку, товагищи. – Искаверкала Светка язык и первая прошла в нишу, отведенную музыкантам.
  - Крылья доставать? – Осведомилась Лиза.
  - Пожалей их глаза. И мои. – Яна подняла еще стопку, а за ней и остальные. – На изготовку!
  Непроизвольно у всех гостей от новых звуков побежали мурашки по спине, затем уже стало легче.
  Все реальности, выпущенные духом Дома в этот мир, раскрылись под вибрациями скриппитов, кое-откуда повылазили даже средней прожорливости ящеры. Королю сообщили, что это плановый побег, поскольку нескольким господам было угодно покрасоваться.
  Зелан отмахнулся от этого, как от незначительной новости, в конце концов, если что и случится, мимо духа это не пройдет. Его же больше интересовала Извар. Они уже вышли на дорожку и те, кто в тот момент ехали по ней, предпочли остановиться и пропустить пару. А то и вовсе – спешиться загодя и тоже пройтись.
  Хотьсу и король раскланялись, и Хранитель тактично отступил к транспортеру. Почему-то все, что хотелось обговорить и чем хотелось поделиться, из головы вылетело напрочь.
  - Родественники? – Спросила я у него так, как обычно спрашивают «Мир?» дети, и протянула руку.
   - Да. – Пожал ее Зелан и, не отпуская, обнял. Первое импульсивное желание отстраниться, а то и отскочить, пришлось подавить. Взамен пришло понимание связи, ослабляющее чувство одиночества.
  - Да. – Согласилась я. – Кто Фларенсию помянет, тому зуб из короны долой.
  Зелан чуть нахмурился.
  - Ты убрала ее из этого мира? Насовсем?
  - Пантера, думаю, этим занялась. У меня нет желания с ней пересекаться. Надеюсь, Телайю брат Хойжу за собой тоже не притащит. У них с Фларенсией какая-то путаница с детьми: Телайе их навязали, а они тоже все забыли, кто им мать на самом деле.
  - Потом, ладно? – Страдальчески закатил Зелан глаза. – У меня на сегодня только одна важная миссия осталась – споить Ксиркса.
  - Благороднейшая задача. Слушай, мне как-то приснился сон, когда еще был Люпин: на холме, среди кустов, дерево, а под ним качели, как у пруда Грейда стояли. Где это?
  - Это Меру, горка королей. Там может оказаться только… Да что это я, ты же тоже. Короче, туда можно попасть только случайно - сам непонятно откуда и только понаслышке знаю. Ты пойдешь прямо сейчас?
  - У меня нет сил развлекать собой гостей.
  - Только дай мне тебя представить – это недолго. – Отправил он меня вперед, приветствуя прибывшими последними Ксиркса и Софию.
  Я кивнула и встала на ленту, засунув руки в карманы, которые оставила себе даже в платье.
  - Я говорил, что люблю тебя? – Чуть наклонился в бок Хойж, словно перессказывал свежую сплетню.
  Чуя неладное, закрыла глаза и уткнулась лбом в его плечо.
  - И на сегодня укорочена процедура венчания. – Продолжал как ни в чем не бывало нашептывать он.
  - Хойжу… иди ты знаешь куда. – Начала я смущаться.
  - А в этом садочке определенно есть часовня, хотя бы и закинутая духом из родных тебе мест.
  - Отстань.
  - И у меня к тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться.
  - Давно ты из больнички, говоришь, вышел? – Намекнула я.
  - Выходи за меня. – Обнял и поцеловал он меня раньше, чем я соберусь ответить.
  - Так не честно.
  - А что, - неожиданно подал голос прямо за спиной Зелан, - сэкономим на торжествах, вручим сертификатик, рису в уши насыпем.
  - Зелан. – Со значением произнесла я. – Узнаю брата.
  - Хм, всего-то и надо организовать, что музыку да священнослужителя. Ковровую дорожку не то, что раскатаем, а еще и подожжем!
  - Зелан!
  И тут, перед самыми, уже готовыми быть распахнутыми, дверями дворца…
  - <Ять>, я туда не войду! – Встала я, как вкопанная.
  - О, скрипачи тоже «за». – Не известно откуда появился Эт-Хаар и встал по правую руку от Хойжу.
  Зелан занял позицию слева от меня, предлагая взять его под руку.
  Я мельком оглянулась: вокруг никого, кроме снующих слуг и сенсоров, не было. Ксиркс с женой невозмутимо стояли на ленте, потягивая сидр:
  - Отличный урожай яблок нынче, не правда ли? – Отсалютовал он, проезжая мимо в глубины парка.
  - Зелан, заговор в первый день правления – плохая примета! Тем более – против меня! – Шипела я.
  - О, этот заговор я себе прощу!
  - Гости в напряжении, моя милая. – Расставил все галочки над «й» Эт-Хаар.
  - Кто бы знал, как я ненавижу этот марш! – Проворчала я, положив руку на локоть брату.
  - Не забывай улыбаться. – Хойж коснулся губами виска и легонько подтолкнул вперед.
  
  Пока шла говорильня в часовне и их музыка была не нужна, а во дворце отдувался придворный ВИА, Яна шепнула Лизке:
  - Всего-то и требовалось, что дать ей открыть дверь ногой – была бы как шелковая.
  - Хорошо, что наше шоу скоро, может, она успеет отойти, пока нас не будет. – Протянула Лиза, не сильно трезво глядя на спешащую прислугу с явствами: вот уж кто за одну ночь в десятке миров побывает и глазом не моргнет.
  - Не увлекайся, ты же эмоции хлещешь как воду.
  - Поцелуй розетку, все устали, даже ты.
  - Как думаете, она простила нам Мендельсона? – Марфа присела на соседнюю лавку-качель, отчего та страдальчески скрипнула.
  - С учетом того, как мы достали им друг друга в раннем возрасте, вряд ли. – Подвела итог Светка. – Если что, меня убил, расчленил и закопал во-он тот граф, как бишь его ети… Кстати, наши все разбрелись кто куда – впечатлений набираются. Лично видела, как Тиграныч катался на ящере, не то, что вы, зануды.
  - Нет, вы только гляньте на нее! – Презрительно фыркнула Мать вслед улетевшему Стеклу. – Неуж-то здесь графья такие смелые?
  - Да, парочка совсем трезвых господ была готова забодать меня за посягательства на своих прекрасных дам. – Отозвался мужской голос за спиной Марфы.
  Альпенлибе облокотился на спинку скамейки с обратной стороны и, сунув руки в карманы, уставился вдаль, жуя какую-то травинку и сквозь листву любуясь блуждающими, разноцветными огнями, похожими одновременно и на мыльные пузыри, и на шаровую молнию.
  Так же молча он перевел взгляд на Марфу, едва повернув голову.
  - Мы пошли. – Одновременно сорвались с места ЯньТварь и Лизка, оставив «голубков» наедине.
  У них за спиной Марфе хватило одного удара по качели, чтобы Альпенлибе с матами кувырнулся назад через голову, очень точно и кстати упавшую к ней на колени.
  Как они вышли на соседнюю аллею, Лиза остановилась:
  - Теперь мы должны решить, кто у Ять будет «мальчиком для битья»! – Торжественно заявила она.
  - Судя по всему, тебе тоже есть с кем попраздновать. Давай, надеюсь, у нее сил не хватит бои устраивать из-за сегодняшней подставы.
  - Не обидишься?
  - Нет. – Яна вздохнула и добавила заговорщицки. – Свалю на Хойжа и его папашу.
  Лиза тоже растворилась в неизвестном направлении. Заметив в неосвещенном, уединенном месте лавку, ЯньТварь присела и закрыла глаза. Электрическим светом во время войны с демонами глаза больно ранило, но, даже с учетом этого, она скучала.
  - Живой плазмоид – всего лишь иллюзия. Какая досада. – Вздохнула она и приложилась к бутылке, оставленной у нее в руке предусмотрительной Лизкой. – Оч-чень жаль.
  - Приношу свои извинения. - Кто-то ломился прямо сквозь кусты с противоположной от той стороны, откуда пришла она сама.
  - Ни минуты покоя. – Выдохнула Янка. – Если вы заблудились между мирами, ничем помочь не смогу, последний транспортер видела больше двух часов назад.
  - Мне показалось, вы обронили накидку.
  Янка тихо выругалась: ясно же, что пришла она не вместе с ним, значит, перед его носом ничего не роняла, если только они вдвоем не бродили кругами друг за другом. И уж тем более никакой «накидки» на ней не было.
  Открыв глаза, она с трудом поняла, что ей протягивают. «Накидка» походила на елочную мишуру и светилась так, словно ею пользовались на маяке вместо светодиодного прожектора.
  - Где вы его… ее нашли?!
  - Оно лежало на камне и чахло, как я решил, без хозяйки. Сегодня открыто много порталов, где бы вы могли это обронить. Я правильно понял, что оно живое?
  - Верно. – Не верила своим глазам Яна. – Живое. – Приняв у него из рук плазмоида, она убедилась, что тот еще живой: существо свернулось змейкой, подняло «голову» и неожиданно для всех часто застрекотало, как статическое электричество.
  - Вы одна? – Без перехода спросил гость с редкой находкой.
  - Уже нет. – ЯньТварь улыбнулась незнакомцу, притащившего издыхающего от тоски зверька из невесть какой иллюзии. «Жар-птичка» свернулась вокруг ее запястья несколькими витками и плавно пригасила свет, словно задремав после дальней дороги.
  - Меня зовут Эллиант Блэк. – Представился он. – Не откажусь распить с вами эту бутылку. Моя давно кончилась.
  
  - Собираешься так до утра сидеть? – Хойж пересел поближе за спиной и принялся расстегивать корсет, раз я сама не собиралась расчехляться. У него в голосе не было упрека, скорее уж озабоченность моим состоянием.
  - Или со мной что-то не так, или ты очень трогателен в своей заботе.
  - Конечно не так, где уж мне!
  - Не обижайся, я просто устала. – Я сложилась пополам, подтянув ноги к груди.
  - Вот уж кто трогателен. – Проворчал он, колдуя над застежками и стягивая с меня одежду, после чего начал ненавязчиво «раскатывать» меня, как тесто.
  - У тебя мышцы каменные.
  - Я была в аду. И в церкви. По доброй воле! Такое не забывается.
  - Начинаю привыкать к твоему сарказму, лежи спокойно, я тебя…
  - Не надо.
  Он остановил манипуляции, сидя поверх моих ног, видя лишь не гнущуюся спину и растрепанные волосы.
  - Ты, - я вздохнула, поскольку даже ворочать языком было трудно, - ты можешь, я знаю, вынуть все это из меня, но я не готова снова просмотреть свое путешествие.
  - Ты сейчас похожа на бронзовую статую. Спасибо, что без коня. – Хойж присел рядом, просто любуясь мною. – Даже шрамы картину не портят.
  - Я чувствую, куда ты смотришь, и мне щекотно.
  Проведя рукой, он получил нужный ему отклик. Раз реагирует, значит, отпечаток остался на сознании, в памяти, а не в теле. Вот с ним-то и можно иметь дело.
  - Как обычные смертные? – Шутя предложил он, просовывая мне руку под живот, переворачивая и прижимая к себе.
  - Да.
  Несказанно приятно было ощущать рядом тепло тела, которое разгорячено вовсе не боевым азартом стереть врага в порошок, а иной близостью. Наконец-то никуда не надо было бежать, можно было расслабиться и отдаться процессу.
  Я могла поклясться, что чувствовала себя опьяненной и полностью безвольной. Только дыхание Хойжу и его губы вырывали меня из плавающего дурмана.
  - Все-таки что-то сделал. – Не промолчала я, и тут же, сбившись дыханием, выгнулась от удовольствия.
  - Просто похмелья не будет. – Пообещал он, не останавливаясь.
  Хойж показался на миг змеей, туго обвившей меня в своих кольцах, чтобы я не сбежала. Когда он чуть отстранился, снизу прокатилась волна неги от предвкушения наполненности.
  Его пальцы оказались в волосах и легонько прошилсь по коже головы, потом скользнули по лицу и приоткрытым губам, по шее вниз. Одна рука так и осталась на плече, вторая накрыла грудь и тихонько сжала сосок, тут же отпустив и опустившись на живот.
  Я потянула к нему руки, силясь привлечь, но сидящий Хойж лишь ласково улыбнулся, одной рукой обхватил мое бедро и сразу придвинулся ближе, так, что я успела только охнуть и уронить руки на простыни.
  Нависая надо мной, он казался большим и перекрывающим всю видимость, хотя, как я была уверена до того, я ненавидела помехи обзору.
  Хойж склонился и поцеловал, подкладывая руки под голову и шею. Я вздрагивала всем телом, постоянно ловя беспорядочное дыхание. Будь у меня больше сил, располосовала бы ему спину по самые ягодицы, вместо этого, только и оставалось, что сдаваться и все глубже расслабляться на все его ласки.
  Чем сильнее становились эмоции, тем больше стоны походили на рыдание. Хотелось закрыться, отстраниться и ничего больше не ощущать, но Хойж этому мешал:
  - Не превращай меня в насильника! – Обхватив меня за талию, он сел и, прижамая меня к себе, продолжал целовать и гладить.
  - Я не могу.
  Он замер и аккуратно опустил, чтобы посмотреть в заплаканные глаза. Отнял волосы от лица, провел по губам и… улыбнулся, хищно и самодовольно.
  - Все, хватит! – Зашипела я.
  Но зажав-таки мне руки за головой, он прошептал:
  - А я вот чувствую, что хочешь.
  - Нет.
  - Медленно – нет, а то у тебя дурацкая привычка сопротивляться появляется.
  - Хойж!
  - Да сдайся ты уже! – Рявкнул он, свои напором преодолевая слабеющее и вялое сопротивление.
  Я, все еще всхлипывая, начала втекать в его ритм.
  - Если бы ты сдалась сразу, я бы увез тебя отсюда, ничего бы из этого кошмара не было.
  - Я знаю. - Успела я выдохнуть, обнадежив покладистостью, - не тут-то было. - Но это не сделало бы меня героем.
  - Ты ведь даже не представляешь, каково это – волноваться за тебя.
  Он услышал невразумительное бурчание, после чего я обвила его руками и ногами, пряча лицо у него на плече. От захлестнувших эмоций чуть не впилась зубами в его мышцу.
  Он еще немного помедлил, чтобы насладиться желанием, беззащитностью и эмоциональной оголенностью, и в несколько движений полностью довел до изнеможения, отпуская и себя.
  Я снова, как и тогда, в его доме, лежала у него на груди и почти не шевелилась. Хойж крутил локон на пальце и оттягивал момент, когда придется заглянуть в мои пустые глаза – шоковое состояние от пережитого, как он прикидывал, вернется и приведет следом безразличное отупение и апатию. Он сам не знал, правильно ли поступил, добавив сегодня еще стресса и эмоций к этой состоянию, но ему показалось, что мне это необходимо.
  Ему даже удалось убедить себя в том, что я уже уснула; к его удивлению я подняла правую руку и повертела ею, разглядывая кольцо.
  - «Умершая» в доме, где родилась, невеста «возрождается» в новой семье. – Тихо поделилась я и, оперевшись на локоть, посмотрела на Хойжа:
  - Ты опонец, призрак. – Обозвал он, с облегчением видя блеск в глазах и умиротворенность.
  - Вот вы тут все «магия, магия»… Нет, чтобы в ЗАГС сразу - и все проблемы сняты.
  - Не знаю, что такое ЗАГС, но с королевами «сразу» не проходит: они все, как одна, упрямы и своевольны.
  - Значит, опыт есть?
  - А как же! Иначе б заикался только, да в глаза смотрел аки пес. И скулил потихоньку.
  - Я же ничего о тебе не знаю, муж. – Перевернулась я на живот и приготовилась было слушать, но душераздирающе зевнула.
  Хойж улыбнулся, лег на бок и медленно начал:
  - Значит так: родился я на пятую луну восьмого года неурожая у жены кузнеца…
  Я легла поудобнее и прикрыла глаза. Уснула сразу, как он того и хотел.
  Осторожно перевернув спящую и накрыв меня покрывалом, сам устроился рядом и глубоко вдохнул-выдохнул. Никакой Эт-Хаар, конечно, не кузнец, и она завтра ему об этом наверняка скажет… Впрочем, у отца тоже биография богатая, может, и кузнецом побывал.
  Уже засыпая, он увидел за окном совершенно беззвучный для его салют.
  
  
  - Книжки умные ты читала, так чего теперь удивляться…
  - Ты еще скажи, дядь Толь, что я родить смогу. – Я дулась на крупного, седого мужчину в докторском халате, который что-то подробно и неясно строчил в тетради. Он через знакомых знакомых спустя полгода поисков буквально притащил на обследование: говорил, что сам Грейд приснился и велел, да и вообще – у него чутье и точка.
  - Не только можешь, но и родишь. – Отвлекся он от писанины и бросил взгляд на календарь, что-то подсчитывая. – Месяцев через семь.
  Я моргнула и ничего не сказала.
  - Чего сидишь, муж, нашатырь есть? – Сурово спросил он у Хойжу, удостоив его, наконец, оценивающего взгляда, пока тот ловил кренящуююся к полу супругу.
  Хойж, словно ничего не зная, тоже не сразу вспомнил, как привести человека в чувство двумя щелчками пальцев. Анатолий посмотрел на меня, на моего спутника и решил говорить ему, все равно новоиспеченная будущая мамашка ничего не соображает:
  - Я тут все запишу, где уж вам там рожать приспичит, чтоб врачи все прочли. Проследи. – Указал он ручкой и продолжил писать.
  Отправляя их из своего кабинета в залитый летним солнцем коридор обычной женской консультации, Анатолий глубоко вздохнул, улыбнулся и взялся за телефон.
  - Михаил? Да, все хорошо. С этой проблем не будет, а вот со второй… Думаю, все время беременности Ять память к ней не вернется, так что придумаешь еще что-нибудь. Нет, по головным болям твоего найденыша пока ничего сказать не могу, работаю. Как там реорганизация? А-а-а, подведомственные теперь. Да, без Грейда будет не очень весело. Да, до связи.
  Толик выглянул из окна. Как он и думал, Ять со спутником из здания не вышли, просто исчезли. Он удовлетворенно вздохнул, подумал, что будет скучать, и понадеялся когда-нибудь увидеть фото малыша. В крайнем случае, Михаил сделает, если Ять сама в гости не заглянет.
  - Анатолий Георгиевич, можно?
  - О-о-о, моя милая! Присаживайтесь, не стойте. Как мы себя чувствуем?
  

?

Log in